Заказать звонок

Звоните с 9:00 до 20:00 +7 (3952) 648-968 Пишите: admin@itsynergis.ru

Meta-данные в правовой практике

Полезная теория

Некоторые российские нормативные правовые акты употребляют термин “метаданные”, раскрывая даже при этом его содержание.

Так, Федеральный закон № 431-ФЗ от 30.12.2015 “О геодезии, картографии и пространственных данных и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации” (юриспруденция питает слабость к длинным и пространным наименованиям документов, не правда ли:) в статье 3 под пространственными метаданными (сведениями о пространственных данных) понимает данные, которые позволяют описывать содержание и другие характеристики пространственных данных, необходимые для их идентификации и поиска.

Однако сфера действия указанного закона - узконаправленная. Поэтому полагать что термин “метаданные” (в широком смысле) имеет законодательное толкование не приходится.

Для быстрого уяснения того, что понимается под метаданными предлагаю обратиться к самому доступному ресурсу: Википедии. Свободная энциклопедия под метаданными понимает информацию о другой информации.

Если коротко, метаданные - данные о данных. Для нашего с вами разговора этого вполне достаточно.

На первый взгляд кажется, что к жизни обычного человека метаданные никакого отношения не имеют. Однако не всё так просто.

Итак, возьмём простой пример: вы отправили письмо по электронной почте. Обладая соответствующими техническими возможностями, из этого факта можно установить имена и адреса отправителя и получателя, информацию о сервере, тему, дату и время сообщения и т.д. Для того, чтобы прийти к каким-то выводам, даже не нужно располагать содержанием самого сообщения.

То же самое касается и телефонных звонков.

И это только маленькая часть сведений, которые можно почерпнуть из информации об информации.

 

Важная практика

Итак, если после прочтения изложенного выше, у вас возникла мысль о том, что метаданные могут использоваться в деятельности органов, защищающих правопорядок, могу поздравить: интуиция вас не подвела.

Убедиться в этом нам поможет Федеральный закон № 149-ФЗ от 27.06.2006 “Об информации, информационных технологиях и защите информации” (далее - ФЗ об информации).

Но для начала нам необходимо познакомиться с одним из понятий, используемых  этим законом. Без этого дальнейший разговор будет невозможен. Речь об организаторе распространения информации в информационно-телекоммуникационной сети “Интернет”. За этими словами скрывается “лицо, осуществляющее деятельность по обеспечению функционирования информационных систем и (или) программ для электронных вычислительных машин, которые предназначены и (или) используются для приема, передачи, доставки и (или) обработки электронных сообщений пользователей сети "Интернет".

Перечитаем ещё раз… Не знаю как вам, но мне кажется, что этим определением (для удобства сократим его до организатора распространения информации) охватывается любой сайт, который позволяет принять, передать, доставить, обработать любое электронное сообщение.

Вернёмся же к первоисточнику. ФЗ об информации обязывает организатора распространения информации хранить информацию о фактах приёма, передачи, доставки и (или) обработки голосовой информации, письменного текста, изображений, звуков, видео- или иных электронных сообщений пользователей сети "Интернет" и информацию об этих пользователях (в течение одного года с момента окончания осуществления таких действий).

Вот вам и те самые метаданные (о том, что организатор распространения информации обязан хранить и сами текстовые сообщения пользователей сети "Интернет", голосовую информацию, изображения, звуки, видео-, иные электронные сообщения, мы умолчим, т.к. это не предмет настоящего разговора).

Не забыл законодатель установить также обязанность организатора распространения информации по её предоставлению государственным органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности.

Но, как всегда, самое интересное кроется в деталях!

Постановлением Правительства РФ № 759 от 31.07.2014 утверждены (запасёмся дыханием!) Правила хранения организаторами распространения информации в информационно-телекоммуникационной сети “Интернет” информации о фактах приёма, передачи, доставки и (или) обработки голосовой информации, письменного текста, изображений, звуков или иных электронных сообщений пользователей информационно-телекоммуникационной сети “Интернет” и информации об этих пользователях, предоставления её уполномоченным государственным органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности Российской Федерации (думаю, никто не будет возражать, если в дальнейшем, ссылаясь на этот документ, я буду называть его просто: “Правила”).

Интересны же Правила тем, что раскрывают состав информации, подлежащей хранению организатором её распространения. К таким сведениям относятся:

  • сведения о пользователе, в том числе идентификатор
    пользователя в коммуникационном интернет-сервисе;

  • сведения регистрационных данных (в т.ч. сетевой адрес, с которого осуществлена регистрация пользователя);

  • сведения о фактах авторизации;

  • другие сведения, с содержанием которым можно ознакомиться, обратившись к Правилам.

Отдельно в Правилах указывается, что такая информация,  не включает   содержание электронных сообщений пользователей, направляемых или получаемых ими в рамках  обмена  данными  с  иными пользователями в сети "Интернет".

Напоминаю, что результаты оперативно-розыскной деятельности могут использоваться в доказывании по уголовным делам (статья 11 Федерального закона № 144-ФЗ от 12.08.1995 “Об оперативно-розыскной деятельности”).

Итак, вот вам наглядный пример того, как информация об информации может использоваться соответствующими органами.

3. Метаданные из судебной практики

Ну что ж, а теперь несколько примеров из судебной практики.

Несмотря на всю свою специфичность данные о данных рассматриваются судами в качестве доказательств. Сразу оговорюсь, что анализ судебной практики показывает, что метаданные в качестве доказательств применяются в спорах о защите интеллектуальных и авторских прав.

Считаю необходимым обратить ваше внимание на дело, которое рассматривалось Судом по интеллектуальным правам (СИП-818/2014, судебные акты размещены в картотеке арбитражных дел).

Так, благодаря метаданным были установлены авторы и даты создания спорных файлов. Метаданные, как следует из решения от 03.11.2016, исследовались судом наравне с другими доказательствами и были положены им в обоснование принятого судебного акта.

Более того, знаний судьи достаточно для того, чтобы исследовать метаданные и прийти к определённым выводам. Дословно: “В судебном заседании судом в составе судьи..., имеющего необходимые образование, знания и навыки, самостоятельно исследованы метаданные оспоренных электронных документов” (определение от 07.07.2016 по тому же делу).

Другое дело рассматривалось Московским городским судом (апелляционное определение от 24.08.2015 по делу № 33-29561). Суд первой инстанции, отказав в удовлетворении исковых требований (запрет на использование фотографических изображений, компенсация за нарушение исключительных прав), указал, что представленные истцом носители достоверно не подтверждают авторство истца в отношении спорных фотографий, поскольку при обозрении было установлено, что фотографии подверглись изменениям, в исходном формате суду представлены не были, доказательств, подтверждающих, что представленные фотоизображения являются первоначальными суду также не было представлено. Отменяя решение суда первой инстанции, вышестоящий суд указал, что авторство истца на фотографические изображения подтверждается обладанием указанными изображениями в виде исходных цифровых файлов, содержащих подробные метаданные.

В ещё одном деле, которое также рассматривалось в апелляционной инстанции Московским городским судом (определение по делу № 33-12148, в документе, выложенном на сайте суда, дата отсутствует, суда по дате слушания - 08.04.2016), отсутствие метаданных фотографий послужило одним из оснований отказа в удовлетворении исковых требований о защите авторских прав. Аналогичная позиция изложена в апелляционном определении этого же суда от 24.08.2015 по делу № 11-15893.

Два следующих дела показывают, что с использованием информации об информации в качестве доказательств не всё так просто.

Так, в деле № А62-2893/2011, которое рассматривалось Арбитражным судом Смоленской области (решение от 31.07.2013), истец обосновывал свою позицию наличием договора в электронном виде, подписанного электронной цифровой подписью. Арбитражный суд, отказывая в удовлетворении исковых требований, основывал своё решение в том числе на заключении специалиста, согласно которому “изменение системного времени на компьютере позволяет изменять атрибуты конкретного файла (время создания, время изменения и т.д.), а также метаданные, находящиеся в файле, в том числе время создания документа. Для совершения указанных действий может быть использовано и соответствующее программное обеспечение, позволяющее изменять метаданные файла”.

Не берусь судить о технической стороне заключения специалиста, скажу лишь, что постановлением ФАС Центрального округа от 07.04.2014 указанное решение оставлено в силе.

В деле, которое в апелляционной инстанции рассматривалось Санкт-Петербургским городским судом (определение по делу № 33-46/2014 от 15.01.2014), сторона также заявляла о внесённых в метаданные фотографий изменениях. Однако это ей не помогло, т.к. никаких доказательств этому она не представила.

Учитывая всё сказанное, считаю возможным сделать вывод, что метаданные вполне могут быть использованы в качестве доказательств при обосновании позиции по делу. Для этого необходимо обладать элементарными техническими навыками, приобрести которые в наше время может даже ребёнок. Ну и запастись при этом терпением, чтобы донести свою позицию до суда. Чего вам и желаю.

А. Алексеев.

синергис о метаданных

© 2016

   

   facebook

   vk

   google +

   ok

   профессионалы

   мой.мир

   твит

   golos

   youtube

Создание сайта: 1PS.RU