Заказать звонок

Звоните с 9:00 до 20:00 +7 (3952) 648-968 Пишите: admin@itsynergis.ru

Мнения о Биткоине в 2017 году в России

 

Центробанк о bitcoin’ах и собратьях: важно

 

Мы снова о криптовалютах: потому как буквально за месяц-три появилось сразу несколько важных позиций - ЦБ, ФНС и СК, а уже после написания статьи - и Минфина.

 

Начнём, пожалуй,с главного: Центробанк заявил, что ограничения криптовалют - бессмысленно. То есть, до регулятора наконец-то стало ясным, что p2p-рынок - это совсем иное, нежели банки, и простым запретом, на котором настаивал ЦБ РФ ещё в 2014 году, здесь не обойтись.

 

Чего именно боится Главный Банк Страны? Цитируем: “борьба за безопасность может закрутить гайки так, что самого обмена в стране не произойдет, у нас не будет места для контроля…”. Всё верно - нет оборота, нет и контроля.

 

Что не беспокоит ЦБ?

 

  1. Что на сегодня в мире не такой большой оборот криптовалют (по разным оценкам  - есть различия, но в районе 15 000 000 000 долларов).
  2. Сами по себе обменные операции “криптоденег”.

Как видим, эволюция ЦБ такова: сначала - попытка оголтелого и повсеместного запрета, потом - сомнения в виде критики проекта ФЗ “О денежных суррогатах” (точнее - поправок к законам) Минфина и сейчас - конструктивный подход к необходимости регулирования. Что будет дальше - посмотрим, а пока - о позиции ФНС.

 

ФНС о криптовалютах: подробно

 

Главный вывод ФНС из Письма от 3 октября 2016 г. №ОА-18-17/1027, который полностью коррелирует с тем, что был сделан нами ранее, гласит (по-другому и не скажешь), что такие базовые категория, а точнее - их объём и содержание, как денежный суррогат крипто- или виртуальная валюта в нормативно-правовых актах не зафиксированы.

 

Что это значит?

 

В первую очередь, что у самих государственных органов нет веских оснований давать правовую оценку этим явлениям, а также - процессам, непосредственно с ними связанным. Во вторую - подобная разработка нужна для вопросов, рассматриваемых ниже.

 

И всё же, несмотря на отсылку к Росфинмониторингу, ФНС прямо заявляет (и совершенно обоснованно): “...запрета на проведение российскими гражданами и организациями операций с использованием криптовалюты законодательство Российской Федерации не содержит”.

 

Более того, ФНС не самостоятельно, но с отсылкой на Правительство РФ критично оценивает как раз пресловутые проекты законов от Минфина.

 

А вот дальше идут выводы, которые мягко можно назвать противоречивыми. Точнее: “... по мнению ФНС России, операции, связанные с приобретением или реализацией криптовалют с использованием валютных ценностей … являются валютными операциями… и должны осуществляться через счета резидентов, открытые в уполномоченных банках”. Вроде бы, логично?

 

Но сразу же за этим следует буквально следующее: “одновременно… существующая система валютного контроля не предусматривает получение органами валютного контроля … от резидентов и нерезидентов информации об операциях купли-продажи криптовалют”. То есть, вроде и надо, а вроде и нет.

 

Но буквально через пару абзацов становится понятным - к чему все эти старания: ФНС “… предлагает закрепить ... определения соответствующих категорий объектов и субъектов контроля, тем самым обеспечить правовую основу для получения налоговыми органами информации об операциях с криптовалютами…”.

 

Желание вполне понятное и объяснимое: но не лучше ли было начать с разработки понятийно-категориального аппарата, а не скидывать в который раз (как, например, поступили с тем же Минфином) уже сложившуюся в задачу проблему на чужие плечи?

 

И это говорит о куда более глобальной трещине российского права: отказавшись от раскрытия категории “электронные деньги”  и заменив её описанием процесса получения, хранения и снятия этих самых денег, законодатель поставил себя же в логический тупик при появлении нового явления - “цифровых денег”.

 

К тому же есть и ещё один камень преткновения - стойкое желание посадить.

 

Но об этом - уже подробней у СК.

 

Следственный комитет: старая песня о crypto

 

Впрочем, не только СК. Наверняка помните вполне говорящую цитату Е. Фирсовой, что представляет ФСКН: “если в 2014 году органами наркоконтроля был установлен один факт приобретения наркотиков за биткоины, то уже в 2015 году об этом мы имели информацию более чем по 20 субъектам РФ, расположенных в шести федеральных округах”.

 

То есть госорганы реально заботят эти случая, но то, что за наличные оборот наркотиков в миллиарды раз больше - нет? Не верится.

 

Напомним, что Минфин - самый ярый участник процесса запрета “виртуальной наличности” заявил, что если закон и примут - то только в 2017 году. Да и то - не факт. Но СК на этом не успокоился. Оно и понятно: для этого органа существует один метод регулирования - тотальный контроль. Который, впрочем, как показывает практика последних лет, не работает.

 

Посему уже в начале следующих 365 дней нас ждут новые перипетии. Но открытыми остаются главные вопросы, на которые позже мы попробуем ответить ещё подробней:

 

  1. Что есть криптовалюта с правовой точки зрения?
  2. Как лучше регулировать этот рынок?
  3. Как изменится право в мире p2p и открытости?

 

Вопросы есть. Ответы - ищем.

 

Минфин - открытая позиция: версия 2.0

 

Больше всех, безусловно, удивил Минфин (настолько, что даже эту статью пришлось задержать). Цитата Замминистра стала уже крылатой: "Государство должно знать, кто в каждый момент времени стоит на обеих сторонах финансовой цепочки,... если происходит транзакция, то её участники должны понимать, у кого они покупают и кому продают, также как в банковских операциях".

 

В этом смысле Минфин не уйдёт далеко от другога заместителя - О. Скоробогатовой (ЦБ РФ), которая дала ясно понять, что "все регуляторы пришли к выводу, что если говорить об электронной валюте, надо о ней говорить как о национальной валюте".

 

Таким образом, 2017-2018 гг. станут ключевыми для крипто-сообществ в России. Ждём?

 

Биткоин 2017

© 2016

   

   facebook

   vk

   google +

   ok

   профессионалы

   мой.мир

   твит

   golos

   youtube

Создание сайта: 1PS.RU